Goldman Sachs повысил прогноз по цене Brent в 2016 г. до $45 за баррель

Эксперты американского инвестиционного банка Goldman Sachs повысили прогноз по средней цене нефти марки Brent в 2016 году до $45 с $39 за баррель, сообщает агентство Bloomberg.

При этом аналитики банка понизили прогноз по Brent на 2017 год до $55 с $60 за баррель. Долгосрочный прогноз по Brent сохранен на уровне $53-63 за баррель.

Прогноз по нефти марки WTI повышен до $45 с $38 за баррель в 2016 году, но снижен до $53 с $58 за баррель в 2017 году.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/ekonomika/3305117

Для удержания нефтяного лидерства Россия должна развивать локальные сырьевые рынки

Вторая половина 2014 г. стала отправной точкой одного из самых драматичных разворотов в динамике мирового нефтяного рынка за всю его историю. Из-за существенного превышения предложения над спросом рынок характеризовался сильной волатильностью, а ценовые сдвиги, вызванные выходом негативных фундаментальных данных, усиливались благодаря резким изменениям в ожиданиях участников рынка. ОПЕК, которая исторически играла роль стабилизатора цен, утратила свои позиции на фоне быстрого развития высокоэффективных частных сланцевых компаний США и многолетнего тренда увеличения поставок из России и других стран, не входящих в ОПЕК. Дополнительный удар по исторически сложившемуся механизму регулирования цен нанесли обострившиеся политические противоречия внутри самого картеля.

Нет никаких сомнений, что со временем баланс на нефтяном рынке восстановится, как это бывало и раньше. Рост спроса по-прежнему остается сильным, что обусловлено, как и в прошлые годы, растущим потреблением энергоресурсов в Азии и возобновлением активного потребления бензина в Северной Америке, Китае и Африке. Однако в первую очередь восстановление баланса будет обеспечено естественным отбором, через который придется пройти производителям: наиболее эффективные и экономные выйдут победителями, а остальные покинут рынок. Будущих победителей можно определить по следующим характерным чертам: солидный баланс активов и пассивов, доступ к дешевому финансированию на рынках долгового и акционерного капитала, качественная ресурсная база и простота доступа к ней, наличие логистической и транспортной инфраструктуры, позволяющей осуществлять прямые поставки потребителям, долгосрочные крепкие отношения с конечными потребителями и, наконец, обладание передовой экспертизой ведения торговых операций на физическом и финансовом сырьевых рынках.

Россия, как и другие страны-производители, должна будет адаптировать свою производственную, торговую и финансовую индустрии, чтобы удержать лидирующие позиции на нефтяном рынке. На рынке физических поставок цены на экспортируемую Россией нефть по-прежнему в основном устанавливаются исходя из котировок спотового рынка, где ключевая роль принадлежит международным нефтетрейдерам. Это резко контрастирует с подходом, используемым Саудовской Аравией и некоторыми другими ближневосточными экспортерами, такими как Кувейт, Иран и Ирак. Эти страны ставят во главу угла сохранение и углубление прямых взаимоотношений с конечными покупателями, крупными нефтяными компаниями и независимыми НПЗ, а также всячески ограничивают возможность дальнейшей перепродажи своего ресурса. Международные торговые компании не имеют доступа к закупкам саудовской нефти. В результате, если российская нефть в основном свободно торгуется на открытых рынках, то саудовская, как правило, реализуется преимущественно в рамках долгосрочных контрактов. На растущем рынке, когда спрос превышает предложение, такой подход является более преференциальным, так как позволяет российским экспортерам выторговывать у покупателей более высокую премию к бенчмарку. Однако в условиях перенасыщения рынка ситуация выглядит абсолютно по-другому: чтобы привлечь покупателей, российским продавцам приходится увеличивать скидку, что негативно сказывается как на ценах, так и на доле рынка. Международные торговые компании не заинтересованы в том, чтобы максимизировать цены на реализуемую российскую нефть – они зарабатывают путем увеличения своей маржи или прибегая к игре на финансовых рынках.

В сегодняшних условиях высокой волатильности рынков западные компании активно используют преимущества структурных финансовых инструментов, таких как управление ценовыми рисками, авансирование будущих поставок, финансирование товарных запасов и грузов в транспортировке, привлечение фондирования под залог сырьевых активов и другие. Эти механизмы получили широкое распространение в силу как ценовой привлекательности для заемщиков, так и дополнительных гарантий для кредиторов. Например, американские банки при открытии кредитных линий требуют от заемщиков осуществления комплексных программ хеджирования. Активное применение подобных инструментов помогло производителям сланцевой нефти в США зафиксировать высокие цены в течение короткого периода их восстановления в 2015 г., что дало им большое преимущество по сравнению с другими производителями, когда цены снова рухнули во втором полугодии. Иную позицию заняли российские производители, рассудив, что их прибыли мало зависят от колебаний цен на нефть, поскольку, с одной стороны, любой их прирост в силу устройства российской налоговой системы почти полностью в виде налогов изымается государством, а с другой – любое резкое падение цен абсорбируется плавающим курсом рубля. Но это справедливо лишь отчасти. Как мы могли убедиться, в периоды особенно сильного давления на рубль Банк России все же не позволяет ему обесцениваться бесконечно, а правительство, чтобы сбалансировать бюджет, готово идти на повышение налогов, фактически национализируя дополнительную прибыль, получаемую компаниями в результате ослабления курса национальной валюты. Так что на деле оказывается, что российские производители совсем не застрахованы от волатильности цен на нефтяных рынках.

Безусловно, рынок финансовых, кредитных и деривативных сырьевых инструментов в России только начинает развиваться, и число его участников остается весьма ограниченным. Тем не менее результаты 2015 и начала 2016 гг. показывают, что их обороты растут, а новые продукты, хорошо известные на Западе, находят применение внутри России. Если в ближайшее время волатильность на мировом рынке нефти сохранится, то, мы считаем, следует ожидать роста активности и повышения сложности операций финансового планирования и управления рисками, используемых российскими производителями и переработчиками. Рынок от этого только выиграет. Россия – один из крупнейших производителей нефти в мире, однако торговля российской нефтью по-прежнему сосредоточена в руках иностранных трейдеров, а цены на нее устанавливаются на основе котировок контрактов, торгующихся на западных биржах. Российские производители и финансовые институты должны активнее способствовать развитию локальных сырьевых рынков, что в долгосрочной перспективе обеспечит безопасность и стабильность отрасли, а также укрепит ценовые позиции российского нефтяного экспорта на мировом рынке.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Ссылка на оригинал: https://www.vedomosti.ru/finance/blogs/2016/05/23/642005-neftyanogo-liderstva-rossiya-razvivat-lokalnie-rinki

В 2015 г в России открыли 7 новых месторождений, из которых 3 — на шельфе Балтийского моря

В 2015 г в России недропользователи открыли 7 месторождений углеводородного сырья.
Об этом 22 марта 2016 г сообщили в Роснедрах.
По информации ведомства, 3 месторождения относятся к участкам недр федерального значения: нефтяные месторождения D41, D33, D6-южное, расположенные на шельфе Балтийского моря.
20 февраля 2016 г ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть, дочка ЛУКОЙЛа уже получила в пользование нефтеносный участок недр D33.
Кроме того, в 2015 г были открыты Бабаевское нефтяное месторождение в Коми, Демьянское нефтяное месторождение на юге Тюменской области, нефтяное месторождение им Филипенко в ХМАО и Саянское газоконденсатное месторождение в Иркутской области.
Как отметили Роснедрах, в результате геологоразведочных работ (ГРР), выполненных недропользователями за счет собственных средств в 2015 г, ожидается открытие не менее 54 месторождений, из них 44 нефтяных, 4 нефтегазоконденсатных, 2 газонефтяных и 4 газоконденсатных.
А по мнению главы Минприроды РФ С. Донского, заявительный принцип на жидкие полезные ископаемые позволит обеспечить прирост инвестиций в геологоразведку на 30%.
И ведомство, не откладывая дел в долгий ящик подготовило приказ к проекту, согласно которому в скором времени будет действовать заявительный принцип и Росгеология лишится привилегий.